Саранча и пчела. Хищники и творцы в капитализме будущего — политическая книга

30.08.2015 Политические книги  комментариев пока нет

Саранча и пчела

Недавний экономический кризис стал напоминанием о том, что капитализм может как создавать, так и разрушать. Это система, которая по самой своей природе стимулирует хищников и творцов, саранчу и пчел. Но кризис также предлагает историческую возможность выбрать радикально иное будущее для капитализма, которое максимизирует созидательные и минимизирует разрушительные силы.

Джефф Малган, известный специалист в области социальных инноваций, подробно рассматривает историю мирового капитализма, показывая не только вдохновлявшие его идеи, его утопии и антиутопии, но и его противоречия и возможности, а также то, как новые политические условия меняли капитализм в прошлом и как они будут менять его в будущем. Связывая идеи роста, эффективности и предпринимательства с реальной жизнью, он указывает на возможности повышения качества жизни. Здравоохранение, образование и «зеленые» отрасли становятся доминирующими секторами западных экономик, а области социальных инноваций, инициатив и инвестиций стремительно превращаются в мейнстрим — все это свидетельствует о необычайной жизнеспособности и адаптивности капитализма.
Скачать бесплатно книгу Джефф Малган — Саранча и пчела. Хищники и творцы в капитализме будущего:

Читать Саранча и пчела


Анализ книги Джеффа Малагана «Саранча и пчела: Хищники и творцы в капитализме будущего».

Что такое капитализм? Как он влияет на мировую экономику? От чего зависит его развитие или упадок? Каково его будущего? На эти вопросы пытались ответить многие экономисты. Но мне кажется, что наиболее полные ответы на эти вопросы попытался дать Джефф Малаган в своей книге «Саранча и пчела: Хищники и творцы в капитализме будущего».

Капитализм – это общественный строй, при котором все средства производства являются частной собственностью класса капиталистов, эксплуатирующих труд наёмных рабочих для извлечения прибыли. Наверное, в современном мире ни одну из экономик нельзя назвать полностью капиталистической. В любом случае, каждый из них в большей или меньше степени будет зависеть от государства. Перейти к капитализму – это однозначный риск, который может привести как к богатству и процветанию, так и к кризису и упадку. В своей книге Джефф Малаган рассматривает капиталистический уклад экономики на примере кризиса 2008 года. Он пытается понять, в чем его причины и как их можно было избежать.

В начале книги автор предполагает, каким может быть будущее капитализма, пытается дать ему определение, описывает его истоки, а также рассматривает его функционирование на примере кризисов в различное время. Автор определяет его, как «идею – упорную погоню за обмениваемой ценностью, которая становится формой жизни». Так же он считает, что он «зависит от надежды: надежды на рост, на будущую прибыль, на то, что каждый показатель в долгосрочной перспективе пойдет вверх, и на возможность рационального контроля». Но в общем итоге, он приходит к выводу, что в целом капитализм зависит от желаний, потребностей и возможностей людей. Анализируя кризисы различных эпох, он определяет их как двигатель капитализма, но все же не все из них хороши: «когда приходят бесплодные кризисы, самое большое, на что можно надеяться, — это возвращение к тому, что было», в то время, как «при плодотворных кризисах люди копают глубже и стремятся вылечить лежащую в их основе болезнь общества». Таким образом, такие проблемы в экономике приводят нас к новым возможностям, к поиску новых путей их разрешения, оставляя после себя «более жизнестойкие системы» и плодотворную почву для дальнейшего развития. Далее Д. Малаган пытается установить моральные ценности и репрезентации общества и ответить на вопрос, служит ли им капитализм. И он приходит к ответу, что в целом, капитализм отвечает всем запросам человечества, но его основная проблема – это «стремление брать, а не производить».

Причины возникновения это проблемы он объясняет в следующих главах своей книги. Он видит их в том, что все участники капитализма делятся на «пчел» и «саранчу». Пчелы – это те, кто добросовестно трудится для улучшения экономики и ее развития. Она вносят свой вклад и получают за него соответствующую плату. Саранча – это те, кто хочет получать как можно больше прибыли и денег, совершенно ничего не отдавая взамен, не работая на экономику. И, как не печально это осознавать, «хищников» гораздо больше в капитализме, чем «творцов», но, тем не менее, это явление закономерно: «на протяжении всей нашей истории и в доисторические времена нас осаждали хищники». Главным образом хищничество растет из-за военных целей, преследуемых людьми: «неслучайно, что каждая ведущая экономическая держава также была ведущей военной державой».

Далее Д. Малаган рассматривает критиков капитализма, которых он делит на 5 групп. Первая категория «нападает на капитализм как на заговор власть имущих против тех, кто лишен власти». Они считают, что хищников он делает богатыми, а творцов и трудящихся – нищими. Вторая категория критикует данный строй за то, «что именно он выдвигает в качестве ценности, ставя материальное и деньги выше людей». Желание «урвать кусок побольше» приводит к человеческой жадности, жестокости и беспринципности. Третья группа аргументов плавно вытекает из предыдущей. Если капитализм выдвигает материальное как основу всего, значит он «враг культуры, разума и мудрости». Стремление к прибыли, получению денег автоматически снижает в людях потребность к чему-то более высокому и духовному. Четвертая группа считает, что капитализм создают некую иллюзию счастья, которого нельзя достичь, вследствие чего в обществе начинается депрессия. Пятое направление преподносит капитализм как врага всего живого. Он уничтожает животных, рыбу, растения, сметая все на своем пути. Но все эти критики автор считает однобокими, односторонними. Они рассматривают капитализм лишь с негативной стороны, не замечая его положительных результатов. Таким образом, все они «проиграли, потому что капитализм выжил и добился триумфа», но также и «выиграли, потому что с каждым шагом ему приходилось меняться».

Оставшиеся главы книги посвящены будущему капитализма: во что он может эволюционировать, какие технологии и отрасли будут способствовать его развитию. Здесь автор считает, что «капитализм – само воплощение изменения». И для того, чтобы эти изменения происходили нам необходимо разрушить 4 основные силы консерватизма: эффективность, влияние групп интересов, психику и отношения. Именно тогда произойдут «по-настоящему радикальные перемены». Но какого рода должны быть эти перемены? Д. Малаган пишет, что развиваться могут инновационные технологии, но они не всегда будут эффективными и нести нужную пользу обществу. К тому же лишь некоторые государства вкладывают в них необходимые инвестиции для их развития. Поэтому он видит подъем экономики в развитии отношений, основанных на поддержке и помощи. Признаюсь, мне очень нравится эта часть книги. Будучи девушкой, а значит, особой сентиментальной, я рада, что автор считает, что «как только наши материальные нужды будут удовлетворены, именно отношения станут для нас самым главным». Писатель уверен, что нам необходимо вкладывать деньги в здравоохранение, которая может значительно улучшиться, если люди станут терпимее и добрее друг к другу, и в «зеленую экономику» — экономику, направленную на сохранение природных ресурсов. В этих случаях можно рассмотреть «новую экономику», которая несет ценность от отношений – «это ценность заботы или поддержки, а не ценность, обосновываемая товарами, которые производят, потребляют, а потом выбрасывают». Приятно осознавать, что не все считают, что в нашем обществе еще не все потеряно. Но все же в конце Д. Малаган приходит к выводу, что никто не знает ответ на вопрос, что ждет капитализм в будущем. «Воображать то, что могло бы заполнить небеса – это один из способов оживить нашу способность видеть в системах, в которых мы существуем, жизнь и движение». Но, тем не менее, уж слишком много вариантов этого развития существует на сегодняшний день.

Прочитав эту книгу, я, на самом деле, поняла, что капитализм и экономика зависят, в основном, от человека и его натуры. А наши желания зачастую бывают очень переменчивыми, что и приводит к такой устрашающей экономической нестабильности на сегодняшний день. Как можно решить данную проблему? Не знаю, я пока еще начинающий экономист. Но, мне кажется, если бы люди стали более умеренны в своих потребностях, стали бы больше ценить духовное, а не материальное, если мы станем трудолюбиво и упорно трудиться, как «пчелы», а не бездумно воровать и потреблять, как «саранча», возможно, и экономика и капитализм войду в совсем другое, новое русло.

Недавний экономический кризис стал напоминанием о том, что капитализм может как создавать, так и разрушать. Это система, которая по самой своей природе стимулирует хищников и творцов, саранчу и пчел. Но кризис также предлагает историческую возможность выбрать радикально иное будущее для капитализма, которое максимизирует созидательные и минимизирует разрушительные силы. Джефф Малган, известный специалист в области социальных инноваций, подробно рассматривает историю мирового капитализма, показывая не только вдохновлявшие его идеи, его утопии и антиутопии, но и его противоречия и возможности, а также то, как новые политические условия меняли капитализм в прошлом и как они будут менять его в будущем.

Связывая идеи роста, эффективности и предпринимательства с реальной жизнью, он указывает на возможности повышения качества жизни. Здравоохранение, образование и «зеленые» отрасли становятся доминирующими секторами западных экономик, а области социальных инноваций, инициатив и инвестиций стремительно превращаются в мейнстрим — все это свидетельствует о необычайной жизнеспособности и адаптивности капитализма.

Эта книга возникла из множества разговоров как с критиками капитализма и его горячими сторонниками, так и с игроками и наблюдателями. Одни погружены в деятельность крупных компаний и глобальных рынков, другие ведут кампании против них, а многие застряли посередине. Их диапазон простирался от социальных предпринимателей, подобных Мухаммаду Юнусу, до инноваторов — таких как Ди Хок (прозорливый основатель Visa), Розабет Мосс Кантер, Сэм Питрода и покойный Диого Васконселос (мой ближайший помощник в создании глобального движения за социальные инновации). Они включали таких представителей регулирующих органов, как Адэр Тернер (глава британской Комиссии по финансовым услугам), а также политиков, которые непосредственно столкнулись с недавним кризисом (в том числе премьер-министров Кевина Радда, Гордона Брауна, Дэвида Кэмерона и Джорджа Папандреу и Жозе Мануэл Баррозу из Европейской комиссии). Я многое узнал о капитализме из разговоров с моими интеллектуальными героями, включая покойных Чарльза Тилли и Дэниела Белла (оба помогли мне сформировать более последовательный взгляд на то, как происходят перемены), Мануэля Кастельса (его анализ взаимосвязи между финансами, коммуникацией и политикой оказал мне неоценимую помощь), Карлотту Перес (чье влияние очевидно во многих местах моей книги), Ричарда Сеннета (который сотрудничал по многим вопросам и разработал блестящее осмысление культуры современного рабочего места), Бруно Латура (показавшего релевантность прагматической традиции и радикально иной способ размышлений о науке) и Роберто Магабейро Унгера (во многих обличьях постоянно напоминавший о пластичности мира). Уилл Хаттон и Мартин Вулф, исходя из разных политических точек зрения, показали, сколь проницательной может быть лучшая журналистика.

Дэвид Гудхарт, тогдашний редактор «Prospect Magazine» дал мне возможность обкатать некоторые из идей в печати на ранних стадиях, тогда как Бруно Гуиссани и Крис Андерсон позволили поделиться ими на TED. Многие другие институты по всему миру, от SITRA в Финляндии до университета Цинхуа в Китае и Лондонской школы экономики, дали мне возможность высказать свои идеи. Кармель О’Салливан помогла с подготовительными поисками материалов по главе 11. Эл Бертран из Princeton University Press, как редактор, проявлял твердость и в то же время постоянно оказывал поддержку. Я получил очень полезные замечания от Уилла Дэвиса и Рашанары Али среди прочих. Моя семья (Ровена, Руби и Финтан) и коллеги с пониманием относились к тому, что я слишком часто отвлекался: их поддержка очень ценна, немногие из нас могли бы писать без той заботы и терпения, которыми мы окружены. Любые фактические ошибки или ошибки интерпретации, конечно же, мои.
comments powered by HyperComments